Как подлечить печень?видео

Пауэрлифтинг 15 11 2014 благовещенск


Читать дальше

Диабет и соль

Ермолинские электромагнитные приборы для лечения позвоночника видео


Читать дальше

Зараза кишечника


мази при артрозах рук

Правильно ли велось расследование все еще не закончившейся эпидемии в Европе? Какова роль кишечных палочек в организме человека? Что могло быть источником заражения опасным штаммом E.coli? Об этом мы пбеседовали с эпидемиологом, доктором медицинских наук, зам. генерального директора Международного Института Вакцин в Сеуле (Южная Корея) Михаилом Олеговичем Фаворовым. Интервью взяла Наталия Демина. См. также лекцию М. Фаворова "Вакционы вакцинация и их роль в общественном здравоохранении".

Михаил Олегович, такое число смертей (более 30): это много или мало для Европы и для такой эпидемии? 

Очень важно определить, что такое «вспышка» или эпидемия. Если один случай заболевания – это вспышка? Наверное, нет. Это случай. А если три? Это вспышка? Ответ на этот вопрос зависит от того, чем человек заболел. Так, натуральная оспа была полностью ликвидирована во всем мире. И если будет хотя бы один случай заболевания оспой, то он будет страшнее, чем эпидемия. В ответе на этот вопрос надо всегда понимать, что абсолютного определения вспышки или эпидемии не существует. Это все зависит от контекста, от состояния общественного здравоохранения и медицины в целом в конкретном месте. 

Для Германии, где уже десятки лет высокий уровень стандарта жизни, наличие вспышки, вызванной вспышкой палочки E.coli, это настоящая эпидемия.

По данным ВОЗ на 16.06.2011, в Германии зарегистрировано 3048 случаев заболевания и 38 умерших, один умерший в Швеции из 48 заболевших. 

Давайте посчитаем летальность. Как известно, она исчисляется как число умерших к числу заболевших (обратившихся к врачу). Таким образом, в летальности, как показателе, учитываются только сообщенные случаи, что очень важно. Это не все случаи и не только тяжелые, а те, которые были сообщены. В основном это случаи средней тяжести, некоторые тяжелые. Как видим, среди сообщенных случаев летальность в Германии порядка 1.2%. Это, конечно, очень высокий процент для кишечной палочки, но мне это указывает на то, что большая часть заболевших не обращалась к врачу, их заболевание было достаточно легким. Люди просто не обратили внимания на свое недомогание. 

У людей болел живот, они часто бегали в туалет, но посчитали, что это обычное недомогание? 

Да-да. Может быть, у них даже был легкий понос 1-2 раза в день. Но кто пойдет в этом случае к врачу, да еще сразу сдавать анализы? Потом, когда вспышка некоего заболевания уже «объявлена», выявление заболевших идет уже гораздо лучше. Поначалу люди не были информированы, не обращали на свое недомогание внимания, а теперь, когда уже все знают об эпидемии и боятся ее, выявление заболевших стало гораздо эффективнее. 

Стоит отметить, что любая эпидемия, любая вспышка включает в себя два основных компонента: наличие больных и их регистрацию, сообщение об их заболевании. Если никто ничего не сообщил, то и больных нет. И, соответственно, в начале любой эпидемии число сообщенных случаев – это только тяжелые больные, которые обращаются к врачу (по данным ВОЗ, пиковые значения были 21-23 мая). А уже в конце эпидемии – обращаются все. Поэтому эпидемия к ее концу становится менее тяжелой по летальности, но более обширной по территории, что собственно в нашем случае и произошло. 

Важный вопрос: как же происходит само заражение, передача патогенной палочки Escherichia coli  (сокращенно E.coli). Она была впервые идентифицирована австрийским врачом-педиатром Теодором Эшерихом (Theodor Escherich, 1857-1911) в 1885 г. и названа в его честь. Здесь очень интересный и сложный момент. Поскольку с 1885 года прошло много времени, и было совершено значительное число открытий в данной области, то возникла терминологическая путаница,  что затрудняет правильное понимание происходящего. Мы все имеем кишечную палочку. И вы, и я и 100% всех людей!

Человек не может жить без кишечной палочки. Если человека её лишить, сделать стерильным, то он очень быстро погибнет. 

Какова же роль этой кишечной палочки в нашем организме? 

Мы с ней сосуществуем, она сапрофит в нашем организме. Она имеет свои ферментные системы  для существования в нашем желудочно-кишечном тракте, она получает свои энергетические возможности, которые улучшают наши энергетические возможности. Очень важно: при нормальном состоянии кишечной флоры в кишечнике трудно прижиться любой другой заразе. То есть, фактически, E.coli является еще и профилактическим средством.

Сами подумайте: допустим, есть несколько рецепторов для бактериальной флоры в кишечнике, и они заняты кишечной палочкой. Если появляется другой патоген, то ему и сунуться некуда, рецепторы заняты. Т.е. наличие нормальной E.coli в кишечной флоре: а) обязательно и б) хорошо для людей. Более того, выпускаются такие препараты, которые содержат кишечную палочку. Их показано употреблять людям, получавшим лечение антибиотиками. Когда человек принимает антибиотики, у него происходит подавление кишечной флоры, тогда в ряде случаев нужно принимать препараты, такие как Коли-бактерин и пр. 

Самое главное, что кишечная палочка должна быть «нормальная». Но

поскольку меняется воздействие окружающей среды, меняются способы сельскохозяйственного производства, возникают новые штаммы кишечной палочки,

о чем мы поговорим чуть дальше.

Как же передается опасная кишечная палочка? 

Для того, чтобы передача патогенной кишечной палочки произошла, надо съесть, извините, кусочек фекалий. Никак иначе она не передается! Человек должен съесть или выпить этот кусочек, неважно, с овощами или с водой или с грязными руками. Самое главное: заболевание дизентерией, брюшным тифом, любой подобной кишечной инфекцией, включая патогенную E coli, означает, что кто-то где-то съел фекалию, выделил, и второй человек тоже съел кусочек. Без этого заражение произойти не может. 

Говорят: огурцы. Что огурцы? Кишечная палочка в огурце живет что ли? Она в нем не живет,

кто-то «нагадил» на огурцы или использовал навоз для удобрения, а потом потребитель их хорошо не помыл и съел. 

Как известно, навоз получают от коров или свиней. Но коровы и свиньи могут иметь патогенную E.coli, но ею не болеют. У животных нет того самого рецептора, к которому присоединяется «плохая» E.coli. То есть животные могут быть носителями патогенной E.coli, сами при этом не болея и никак не проявляя наличие опасного «сожителя» в их кишечнике. Самый страшный токсический штамм, который сейчас распространился среди людей в Германии, называется Escherichia coli серотип O157:H7. Этот штамм может размножается и воспроизводиться в кишечнике человека, но важно, что должна быть первичная доза заражения, то есть достаточное количество этих бактерий. Если кто-то съест одну эту кишечную палочку, то ничего с ним не будет. Должно быть достаточно бактерий, какое-то определенное, достаточное, количество E.coli для того, чтобы загрязнить овощи, воду, руки и т.д. 

Я не вижу, чтобы кто-то занимался поиском источника заражения среди домашних животных. Пока не сталкивался ни с одной публикацией на эту тему. Откуда ж она взялась? Почему так трудно найти источник? Потому что не очень понятно, что и где смотреть.

Вы бы посоветовали, как искать? 

Возьмите карту заражения и, глядя на нее, ответьте, где надо смотреть. 

Места, где больше всего заболеваний...

Конечно! Это большой круг вокруг Гамбурга, источник, возможно, какое-то современное сельскохозяйственное производство животных.

Почему появление опасного штамма у животных осталось незамеченным? 

Прежде всего, стоит рассказать о том, почему появляются новые штаммы кишечной палочки. Потому что современное производство животных предусматривает другие технологии, в отличие от тех, что применялись нашими бабушками и дедушками. Животных кормят всевозможными добавками, каким-то количеством гормонов, в допустимых дозах, какими-то антибиотиками (для того, чтобы у них не было болезней), какими-то необычными пищевыми продуктами для получения быстрого роста животных. И это может приводить к возникновению новых условий для микроорганизмов в кишечнике у животных. 

Помните, обнаружение коровьего бешенства? Тогда выяснилось, что коров стали кормить комбикормом, куда добавляли растолченную высушенную муку из остатков коров. Как результат этого, у коров возник необычны белок преон.

Ответ организма животных на такую пищу был, конечно, необычный, потому что никогда такого не было, чтобы коровы ели коров.

Поэтому очень важно учитывать современное изменение внешней среды, различных свойств. К сожалению, пока нет механизмов предсказания изменений в организме животных, возникающих при изменении внешних воздействий, поэтому весьма важно иметь механизмы слежения и мониторинга для своевременного выявления возникающих проблем. 

Изменения окружающей среды приводят к изменениям микроорганизмов, потому что они часть этой среды. Иммунитет животного и человека под воздействием промышленного производства свинины или говядины изменяется, происходит давление антибиотиков на популяцию нормальных E.coli и она начинает искать себе дырочку, как бы от этого давления ускользнуть.  Животные не болеют, но они могут мультиплицировать, создавать огромные количества E.coli в кишечнике коровы, а затем выбрасываться в окружающую среду. Это такая грубая схематичная модель, отражающая связь вспышек патогенной E.coli и окружающей среды. 

Тем не менее, повторюсь, что для заражения кишечной палочкой фекалию нужно съесть и без этого никакой передачи не будет, а источник - это, как правило, животные. Почему? Потому что у них может быть патогенная палочка, и они от нее не болеют. Раз не болеют, то нет никаких симптомов, внешних проявлений наличия патогена. 

Но опять же не забывайте вторую проблему: а как выявляют патогенные штаммы E.coli? Есть ли какие-нибудь способы их надежного выявления? Никто же не исследует фекалии всех коров или свиней – это безнадежно и дорого, и никогда ничего не найдешь. 

Сейчас во многих и особенно в развитых странах люди все чаще предпочитают organic food, что подразумевает, например овощи, выращиваемые с органическим удобрением, навозом.

Но это же навоз не с бабушкиного огорода, а от тех же животных, которые сами находятся под огромным давлением всевозможных веществ, увеличивающих продуктивность. Об этом надо хорошо помнить:

если используется навоз, это не значит, что получается органически чистый продукт. 

Теперь важный момент, потому что опять возникает терминологическая путаница. В Европе циркулирует штамм E.coli, возникший за счет инфицирования бактерий E.coli вирусом, паразитирующем на этих бактериях, так называемым бактериофагом. К сожалению, инфицирование E.coli бактериофагом приводит к изменению генетики нормальной E.coli и даёт штаммы, которые имеют возможность создавать токсин. В пораженных E.coli начинается  выработка яда, токсина, который в норме, в E.coli не вырабатывается. Токсин – это такая небольшая, но сложная, белковая молекула, которая поражает клетки и их убивает. Этот конкретный токсин называется токсином Шига по имени японского бактериолога Кийоши Шига (Kiyoshi Shiga), который выделил токсин в 1897 г. Выявил он токсин при шигеллезе (дизентерии). То есть E.coli – это не дизентерия Шига, но патогенная E.coli может выделять аналогичный токсин. Интересно, что этот токсин по своему составу весьма близок к Рицину – известному яду, который использовался спецслужбами для отравления неугодных диссидентов. Помните историю с уколом зонтиком болгарского диссидента? Так, что, заболевая патогенной E.coli, люди тяжело страдают от того же яда.

Насколько уникален тот факт, что эта эпидемия возникла в Европе? 

Это уже скорее философско-политический вопрос. После этой вспышки, если возникнет, не дай Бог, вторая, то никто не удивится - это всегда удивительно в первый раз. А относительно небольшие вспышки серотипов того же штамма E.coli были известны в Европе и раньше. Они были описаны в США, в Аргентине и т.д. Кроме того, больные могут быть и в других странах, где просто нет возможности эту болезнь идентифицировать, и соответственно информации о заболевших нет.

Т.е. отсутствие сообщения о болезни, не говорит, что ее нет.

Еще, конечно, у медико-эпидемиологических служб должно быть желание регистрировать заболевших и желание сообщать об этих случаях. Учитывая, что нужно передавать негативную информацию о какой-то пище, которая является товаром, такая информация, конечно, тщательно фильтруется, что может приводить к тем последствиям, к которым привела в Европе. 

По первым доступным мне данным расшифровки ДНК новый штамм E.coli действительно отличается, от уже известных штаммов, но самое интересное, что 93% последовательности его ДНК совпадают со штаммом E.coli, который несколько лет назад был выделен европейскими учеными в Центральноафриканской Республике. Это не говорит о том, что эта вспышка – завоз из Африки. Там штаммы были описаны несколько лет назад, однако это может означать, что в других местах его могли просто не идентифицировать. Это показывает, что глобализация есть глобализация и откуда та или иная инфекция приходит – выяснить очень трудно, поэтому расследование источника эпидемий становится очень сложной задачей.

Как долго может продолжаться поиск причины и источника заболевания?

Причину-то мы знаем точно, как я уже сказал, это – фекальное загрязнение пищи или питья. Эпидемиологическое расследование вспышки в Германии было произведено явно недостаточно. Но работа исследователей была затруднена. Источник загрязнения выявить очень сложно, потому что люди не просто яду выпили, и им  сразу же стало плохо. Они съели загрязненный продукт, а потом несколько дней опасная палочка в их организме размножалась. Попробуйте вспомнить, что вы ели 5 дней назад! Да я сейчас не вспомню, что я ел 3 дня назад. А расследовать, что было съедено большее число дней назад, просто очень трудно. И вторая причина: множественные источники ингредиентов питания, одни и те же продукты поступают из разных мест, разных стран, разных ферм одной страны. 

Понятно, как заразился первый человек, а передается ли эта бактерия каким-то другим путем, не через фекалии?

Только так, никак иначе. Если человек жил в общежитии и заразился и не мыл руки, и от него мог кто-то другой заразиться… Да, такие цепочки возможны, но они обычно короткие. В основном первый мощный удар происходит за счет большой контаминации (загрязнения) какого-то продукта. 

По моему мнению, реконструкция событий может быть такова – в какую-то составляющую салатов: огурцы, лечо, пророщенные семена сои, помидоры, при удобрении в период произрастания, мог быть внесен навоз из какой-то фермы. Это могло быть запускным механизмом распространения инфекции. Теоретически источником загрязнения мог быть человек, но чтобы один «наделал» на 3000 случаев – это мало реально. А коровы могут! Они же не болеют! И могут заражать друг-друга и «производить» достаточно патогена для запуска фекально-орального механизма передачи. 

Бывает и такое, что причину не находят?

Когда находят, - это уникальный случай и об этом публикуются статьи. А когда не находят, то это, увы, обычное дело и статей об этом не публикуют.

Потому и информации о многих подозрительных случаях нет. 

Т.е. происходит вспышка заболевания, а ее источника не находят? 

Да, и весьма часто. Можно даже сказать, что, как правило, не находят. К сожалению, я видел расследования, что виноват Н-ский молокозавод… Потом начинают разбираться и выясняется, что молокозавод просто кому-то не нравился. Эпидемия сама по себе, причина, как мы обсудили выше, известна, а источник это, к сожалению, дело такое, политическое. Так что и в этом случае как-то особенно надеяться, что можно будет уверенно выявить источник, не представляется возможным. Как Вы знаете, окончательное решение было объявлено на днях, что источник заражения – ферма проросших соевых бобов. Так и будем считать (смеётся). (Институт им. Роберта Коха издал рекомендацию для населения Германии – не есть сырые проростки бобовых и  других культур, в том числе таких как: пажитник, золотистая и лучистая фасоль, чечевица, люцерна, вне зависимости от источника поступления продукта - Н.Д.).

Основываясь на этой версии, давайте еще раз затронем показатели летальности. Более 1% летальности – это высокий процент. Вероятно, были неучтенные случаи, что отразилось на показателе летальности в сторону завышения. Это может говорить о том, что широта распространения патогена была большей. Общее число заболевших, по моей оценке, могло быть в 10 раз больше. Просто легкие случаи не регистрировались. Для такой вспышки заболевания 200 грамм соевых бобов не хватит, значит, это была большая партия произведенная в промышленном масштабе. Т.е. можно предположить, что для выращивания продукта мог быть использован навоз. Нельзя исключить размножение патогенной E.coli в поврежденных тканях соевых бобов, где возникает вполне достаточная питательная среда, но E.coli должна как-то туда попасть, значит опять навоз, и животные с фермы.  

Может ли корова заразиться этой кишечной палочкой от другой коровы? Плохой навоз мог поступить от одного животного или многих? 

Это может быть и от одной и от многих. Животные не болеют, они спокойно живут и живут, а патогенная E.coli размножается в их кишечнике. 

В самый разгар эпидемии в Германии Роспотребнадзор объявил запрет на ввоз овощей из Европы. На Ваш взгляд, это оправданный шаг или можно было от этого воздержаться? 

Трудно оценивать мероприятие, т.к. нет достоверной информации. Очень трудно оценивать нуль. Больных нет, вот и хорошо. Не будет, вот и хорошо. Будут, - плохо. Значит, не сработал запрет, а если будут, то их выявят? Неизвестно. Проводятся ли исследования? Насколько эти исследования хорошие? Достаточно ли лабораторий подготовлено? Кроме того, насколько запрет прекращает поставку продукта? Ведь нельзя исключить, так называемые, схемы перемаркировки продукта, поставок через треть страны и многое другое, что случается при угрозе потери вложенных денег. 

Недавно еще объявили запрет на ввоз ягод из Европы… 

Это понятно для «запрещательной» эпидемиологии. Помните, как все российские милиционеры должны были носить маски, чтобы не заболеть гриппом.

Это типичный тоталитаристский подход, без всякого научного обоснования при отсутствии или скромном молчании специалистов по предмету. 

Если мы с вами посмотрим на список стран, в которых были случаи умерших и заболевших, то увидим, что в ряде стран Европы случаев нет, а они не запрещали ввоз овощей. Получается, что запрет на ввоз продуктов не является обязательной мерой, потому что страны, которые не запрещали, также избежали заболеваний. 

Следующий момент: эпидемиологически для меня очевидно, что распространение идет не с продуктами, а с перемещением людей из Германии. Например, 4 человека заболели в США – все приехали из Германии. Это показывает, что перемещение бактерии идет не за счет продуктов, продукты уже съели неделю назад, а с перемещением людей. 

Значит, если кто-то из россиян, вернувшись из Германии, заболеет, то этот случай не будет относиться к передаче в нашей стране.

Таким образом сколько вы не запрещайте ввоз огурцов, но если кто-то приедет из Германии, то он (она) теоретически могут быть источником заражения.

Т.е. мне кажется, что надо больше смотреть на тех, кто возвращается из Германии, проводить с ними определенную беседу: мойте руки после посещения туалета, если вы почувствуете даже легкое, недомогание, пожалуйста, дайте знать. Мне кажется, что это было бы столь же эффективной мерой и больше бы соответствовало мировым стандартам, чем какое-то огульное запрещение. Но запрещение может быть важным по каким-то другим причинам, мне не известным. 

По развитию эпидемии можно ли сделать вывод, что один раз съели загрязненный продукт и от него идет цепочка? Или же может быть заражение от новых партий этого продукта?

Нет-нет, идет дозревание. Кто-то больше съел, кто-то меньше, у кого-то лучше организм реагирует, быстрее проявляется болезнь, у кого-то медленнее. Мне кажется, что это все еще одна и та же вспышка и более того, сейчас число заболевших резко пошло на убыль, то есть сейчас конец эпидемии. Как мы уже с вами обсудили, во время широкой информации о вспышке случаи заболеваний, как правило, выявляются лучше и раз уж они пошли на нет, то это говорит, что эпидемия заканчивается. 

Что может предпринять россиянин, чтобы уберечься от этой инфекции?  

К сожалению, у людей порой ослабляется внимание к гигиене. И стоит напомнить пять ключевых моментов, которые, на самом деле, предложены ВОЗ еще во времена наших предшественников, прошлого, славного поколения эпидемиологов:

 1) Поддерживайте чистоту;

2) Мойте руки, особенно после туалета;

3) Отделяйте сырое и приготовленное, это очень-очень важно. Если у вас есть приготовленное мясо, а салат к нему готовился рядом, то одно всегда может загрязнить другое. Очень важно ни в коем случае не путать, особенно сырое мясо, в котором может быть и сальмонелла, и что хотите. Хорошо прожаривайте-проваривайте продукты, это очевидно;

4) Храните продукты при безопасной температуре;

5) Используйте безопасную воду, безопасные сырые продукты. К сожалению, до сих пор не только навоз, но иногда и человеческие экскременты используются нелегально в качестве удобрений на частных участках и это совершенно противозаконно. Надо помнить, что любые овощи, любые растущие на огороде растения теоретически могут быть источником не только E.coli, но и дизентерии и другой кишечной инфекции. 

У меня есть еще один момент, о котором я хочу сказать. В старых работах, времен моей бабушки, работавшей с нашим великим эпидемиологом Л.В. Громашевским, когда медики много занимались кишечными инфекциями, когда таких инфекций было много, не раз было показано, что так называемые «вощеные» овощи и фрукты: огурцы, помидоры и прочие продукты, покрытые «воском», гораздо реже бывают источником  кишечной инфекции. Зато такие продукты как проросшие соевые бобы, клубника… (вот, наверное, почему возникла мысль о запрещении на ягоды).  Например, клубника, даже когда её моют, и то трудно смыть бактерии, а сильно мыть не хочется, потому что продукт размокнет и потеряет вид и привлекательность. 

Стоит ли бояться поездок в Европу?

Мы знаем, что вспышка пошла на спад. Но даже в период подъёма заболеваемости,  как во всем, нужно четко оценить риск. Если вам действительно нужно поехать, то вы куда угодно поедете. А если вам не очень нужно в Германию, то поезжайте в Италию. Нет никаких однозначных рекомендаций на этот счет. Т.е. никакого запрета быть естественно не должно, но очень важно понимать, что

питание в ресторане в жаркое время года несет определенный риск. 

Роль кишечной палочки в XXI веке. Будет ли расти число заболеваний из-за глобализации сельского хозяйства и промышленности? 

К сожалению, да. Число может расти, но мы точно не знаем, почему. Потому ли, что улучшается система диагностики? Или потому, что улучшается система выявления? Или же потому, что ухудшается экологическая обстановка в связи с изменением окружающей среды? Т.е. все факторы имеют значение и нельзя один назвать главным. Роль сапрофитов, живущих с нами, как патогенов может нарастать, это заметно по тем изменениям, которые происходят последние 20 лет. Вероятность того, что число кишечных инфекций вырастет, довольно велика. 

Почему от новой инфекции страдают, прежде всего, женщины? 

Банальная причина может быть в том, что женщины моют овощи, чистят, т.е. у них больше контактов с исходным материалом, который более загрязнен. Это первое. Но я в эту версию не верю. Насколько в современном мире, в частности, в Германии женщины готовят больше или меньше мужчин? Очень многие люди питаются только в ресторанах, покупают уже вымытые овощи в пакетах в супермаркете. Мне кажется, что причина не в этом, но я это Вам говорю не по результатам научных исследований, а как один из последних эпидемиологов (смеется)

Есть и еще одна версия. Так, ВОЗ считает, что было загрязнение патогенной палочкой продукта, который предпочитают женщины. Ведь есть продукты: салаты или составляющие салата, которые любят женщины. С одной стороны, они больше с продуктами работают, с другой, у них есть отличные от мужчин пищевые предпочтения.

То, что осложнения - такие как тяжелый почечный синдром - развиваются не у всех заболевших, а в основном среди женщин… Это странно или типично?

Конечно, он развивается у относительно небольшой группы заразившихся. К сожалению, этот уникальный серотип E.coli привел к такому высокому числу осложнений. Почему среди них больше женщин? Ответить сложно, возможно потому, что мужчины, если у них другие предпочтения в еде, даже съев салат, съели его не очень много. Может быть, разница в числе заболевших среди мужчин и женщин объясняется разницей первичной дозы заражения. Сейчас говорить обоснованно не возможно, потому что данных по заболевшим и по осложнениям у меня нет. 

Более того, насколько я могу судить по всевозможным сообщениям,

в этой вспышке эпидемиологи не играли ведущую роль в расследовании.

Складывается впечатление, что расследованием занимались в основном лабораторные специалисты на основании полученных результатов лабораторных исследований. Тут я должен согласиться с Г.Г. Онищенко, что классическое эпидемиологическое расследование в Германии, по-видимому, не проводилось. 

А почему? Не хватает эпидемиологов? 

Их вообще осталось очень мало. 

Считается, что они уже не нужны? 

Да. Но главное не в том, что они не нужны. Во-первых, это уже не престижная профессия, соответственно за нее мало платят. Это не гигиенисты, которые ходят проверять рестораны. Это эпидемиологи, которые фактически очень мало получают, ничего кроме своей зарплаты и больших неприятностей для себя лично. Они сидят с цифрами и смотрят всевозможные графики развития заболеваемости, опрашивают заболевших, подбирают контроли из незаболевших и т.д. Таких энтузиастов во всем мире осталось мало.

Во-вторых, маркетинговые подходы в коммерции – очень похожи на выявление эпидемиологических закономерностей. Как сделать, чтобы именно ваши ботинки покупали? Кто их покупает, какие группы населения, где их покупают, каковы данные по возрасту и полу потребителей? Как раз люди с таким аналитическим складом ума были перемещены развитием нашего социума из общественного здравоохранения в сферу маркетинга. 

Разве ВОЗ не помогает стране, которая попала в такую ситуацию? Не присылает своих эпидемиологов?  

Конечно, помогает, но вопрос встает, насколько много или, скажем достаточно, специалистов в ВОЗ. Кишечные инфекции давно уже отошли в прошлое, и политика ВОЗ в последние десятилетия направлена на техническую сторону, на развитие лабораторий и лабораторного слежения. Это очень важно, я не спорю.

Но в случае вспышек, конечно, необходимо иметь классическую эпидемиологию.

Я в публикациях о данной вспышке, практически не вижу цифр, которые бы свидетельствовали о вовлечении аналитической эпидемиологии в процесс расследования. Может быть, они есть, но никого не интересуют потому, что вовлечены огромные суммы денег и коммерческие интересы (смеётся).

Представляю себе случай такого заболевания в России. Куда ехать, куда деваться, если человек не живет в Москве или крупных городах?  

Если появляется серьёзный понос, то надо обратиться к врачу, это не зависит от того, чем он вызван. Для профилактики почечного синдрома очень важно не допустить дегидратации (обезвоживания) организма. Люди не достаточно пьют жидкости, кровь «загустевает», повышается вероятность свертывания, токсин концентрируется и еще тяжелее повреждает почки за счет высокой концентрации. Если бы человек пил в 2-3 раза больше воды, чем обычно, то этот токсин мог бы не достичь такой концентрации в крови, чтобы нарушить работу почек. Необходимо увеличить объем питья – обычной воды, кипяченой или из бутылок. 

Устойчивость нового штамма бактерии к некоторым классам антибиотиков: это важно и ли неважно?  

Как это ни печально, но данный штамм устойчив уже, по-моему, к 9 классам антибиотикам. Лечение таких инфекций антибиотиками под большим вопросом. Вы рискуете еще больше выжечь собственные, полезные, кишечные палочки и тогда уже нам точно не сдобровать, потому что патогенные E.coli имеют гораздо больше потенции выжить, если нарушена нормальная флора организма. Таким образом,

лечение антибиотиками в случае заболевания E.coli бесперспективно. 

Готова ли наша медицина к такой напасти? 

Наша медицина всегда ко всему готова, можете спросить любого руководителя. Все у нас будет хорошо! (смеется). 

Какие меры профилактики этого заболевания должны принять страны, чтобы эпидемия больше не повторилась? Что-то можно сделать? 

Сейчас разработаны две вакцины для животных против серотипа E.coli O157:H7: одна в США, другая в Канаде. Но они пока не находят применения, потому что это деньги, это давление на производителей мясных продуктов и т.д.

Если случаи кишечных инфекций будут повторяться, то, видимо, вопрос об обязательном применении вакцин будет решен в пользу вакцинации животных.

Тем более, что эффективность этих вакцин уже доказана. Но повторю: эти вакцины для животных, а не для людей! 

Источник: http://polit.ru/article/2011/06/29/favorov/


Сиптомы инфекционных заболеваний желудка